by yeo

Про геймдев

Решил я разбавить немного, понизить, так сказать, градус, немножечко порассуждать о насущном, о наболевшем.

Не далее чем сколько-то там дней назад мы встречались с мэтром (ну, кроме шуток если) Роше. Среди прочего, он сказал мне в какой-то момент следующее «ты давай, йео, соберись вообще, почувствуй контекст», и глаза злые при этом, не выдержанные такие глаза, уставшие от людской тупости и насмешничания. Ладно, подумал я, соберусь, почувствую контекст, в конце-то концов, почему бы и нет. И вот, выждав пару минут, Роше начал вещать.

Приводить его «апрельские» тезисы я здесь не буду, ибо вы слышали и издевались над ними на разных форумах в течение нескольких лет, а поговорить я хочу вот о чем.

С выходом (а точнее после успеха) Пути мне открылся будто бы новый мир. Ты делаешь игру, выкладываешь ее в Стим и получаешь за это деньги. Проще уже быть не может. Булочник печет хлеб, плотник сколачивает из досок шкаф, я делаю игры. Радужный мост лепреконов перекинулся из волшебной страны Инфантилии на суровую землю Реальной Жизни.

Когда смотришь в глаза-то им, блестящие совсем другими огнями, помалкиваешь, все нормально мол, какое-там, время бы найти, ну так, да, помаленьку, сам-то как? Но когда Томми заводит момбасу, и зрители уже не могут сдержать притоптывания, покачивания и пристукивания, дрожь проходит по щекам, мимо бровей, прямо к кончикам волос — я в сотый раз чувствую эту почти священную уверенность в том, что надо делать игры. «а ты что?», «а я делаю игры» и, улыбаясь, он подливает мне вина в бокал.

В концепции «приятного времяпровождения» (наслаждения процессом) на этом вроде бы все и должно заканчиваться, но так никогда не выходит. Роше смотрит не меня и говорит «мои игры не приносят радости игрокам, игроки не довольны». В тот момент я смотрю на это сквозь пальцы, потому что цифры заслонили мне на время взор, я выбираю новую машину и посылаю комментики в жопу, «да в жопу пусть запихнут себе комментики свои», Роше грустно улыбается, я прекрасно пойму его уже через пару недель. Быстро, раньше на это уходили месяцы.

И вот я выхожу на обед с пониманием того, что все это очередной замок на песке. Что ни три, ни пять миллионов не изменят моей жизни настолько, чтобы это стоило принимать в расчет, и что комменты (если и будут) закончатся через неделю-две, и что я вовсе не готов променять их на цифры, и что то, что «игра не нужна никому, кроме его создателя», остается верным для 99% случаев, и что вот этот новый шаг, тот, что я делаю прямо сейчас, не содержит уже никакого привкуса прошлых месяцев, и что сегодняшнее одиночество не утолишь вчерашней вечеринкой. И все это я знал, конечно же, уже очень давно.

Май 13th, 2016 at 6:54 пп